Самарское время
08:27
Четверг, 26 Ноября
Курсы валют
сегоднязавтра
89.93 89.89
75.76 75.81
Котировки
РТС 1301.83 2.97
ММВБ 3134.52 22.77
Brent 48.66 0.46

СОЛДАТ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ

13:5431.03.2020 1216
«Солдаты Сталинграда стояли насмерть. Страшным позором считался отход хотя бы на один метр. Если же противник всё-таки прорывался, то только там, где не оставалось в живых ни одного солдата. Все пространство вокруг нас было устлано трупами немецких солдат и офицеров, разбитыми танками, орудиями. Тяжело было дышать, все кашляли, потому что воздух был очень тяжёлый, отравленный взрывными газами от снарядов и бомб, кажется, в таком аду трудно было просто выжить, но мы не только выживали, но ещё и сражались», - вспоминает участник Великой Отечественной войны подполковник милиции в отставке Геннадий Вениаминович ГУСЬКОВ. Он родился  7 января 1924 года в Самаре, в семье связиста и домохозяйки. По службе отца часто направляли в разные села. С 5 до 17 лет Геннадий вместе со своей большой семьёй (две сестры и брат) переезжал с места на место.  Гуськовы проживали в селе Новосергеевка Оренбургской области, в Борском, где отец работал начальником районной почты, Красном Яру, Дубовом Умёте, Утёвке нашей области. В Утёвке Геннадий окончил с отличием среднюю школу в 1941 году. Выпускной вечер состоялся 18 июня, а 22 - война. В  январе 1942 года в 18-летнем возрасте Геннадий Гуськов был призван в армию и направлен в Симферопольское пулемётно- миномётное военное училище, которое во время войны базировалось в г. Балаково под Саратовом.    «СТАЛИНГРАДСКИЙ КОТЁЛ» Окончив ускоренный курс, в ноябре 1942 года командир пулемётного взвода младший лейтенант Г.В. Гуськов был направлен на Донской фронт, в самое пекло под Сталинград, где шли кровопролитные бои - как  в самом городе, так и на подступах. СПРАВКА. На момент  образования Донского фронта советские войска прочно закрепились в обороне на рубеже в междуречье Волги и Дона. Основная директива Ставки требовала от войск фронта удерживать рубеж по реке Дон, два важных плацдарма на южном берегу реки и контрударами в междуречье оказывать поддержку Сталинградскому фронту в его задаче по удержанию Сталинграда. Войска Донского фронта 19 ноября должны наступать с плацдарма у станицы Клётской и из района Качалинской. Разгромив противостоящие немецкие войска, продвигаться в общем направлении на хутор Вертячий и во взаимодействии с войсками Юго-Западного фронта окружить и уничтожить противника в малой излучине Дона. После этого, совместно с войсками Сталинградского фронта, приступить к уничтожению основной вражеской группировки, окруженной в районе Сталинграда. Особая роль отводилась 65-й Армии, которая совместно с силами 21-й Армии должна была, прорвав фронт, наступать в юго-восточном направлении на хутор Вертячий. В результате наступления многотысячная группировка противника в районе Сталинграда оказалась блокирована в кольце, северо-западную половину которого представляли войска Донского фронта. Сначала Гуськов попал в запасной полк, который должен был пополнить дивизию, базирующуюся в станице Клётская Сталинградской области на правом берегу Дона. Как офицер, Геннадий взял командование на себя и 8 дней вёл 250 солдат вдоль линии фронта в расположение дивизии. По дороге подразделение уменьшилось на 50 человек. Кое-кто отстал и присоединился к другим частям. Потому что продовольствия было выдано только на два дня, а шесть – шли голодом. Не все выдержали, но 200 бойцов Гуськов доставил по назначению - в 27-ю Гвардейскую стрелковую дивизию 65-й Армии Донского фронта. Пополнению был зачитан приказ Народного комиссара обороны СССР № 227, известный как «Ни шагу назад!». Он ужесточал наказания за несанкционированное отступление с поля боя, вводил штрафные подразделения для провинившихся бойцов и командиров, а также вводил заградительные отряды - специальные части, которые занимались задержанием дезертиров и возвращением их в строй. Вооружение Советской Армии в то время оставляло желать лучшего - против до зубов вооружённых фашистов, наши солдаты и офицеры шли с винтовками и карабинами. Ни пулемётов, ни миномётов в частях не было. Дивизия расположилась на берегу реки Дон. 19 ноября 1942 года началось наступление.  «Молодые, необстрелянные, мы уже в первый день испытали все тяготы войны», - вспоминает ветеран. В освобождённых селах и станицах Геннадия Гуськова поразило количество свежих могил немецких солдат, но чем ближе наши войска продвигались к Сталинграду, тем захоронений становилось меньше, зато трупы фашистов лежали на замерзшей земле штабелями. Зрелище не для слабонервных. Во время наступления спать приходилось прямо на земле. Однажды, переночевав в стогу сена, батальон направился вперёд. «Не прошли  мы и одного километра, как под горой увидели десять нацеленных на нас немецких танков, - рассказывает Г.В. Гуськов.-  Мы тут же укрылись за холмом. И вдруг слышим: у нас в тылу танки загудели. Думали, ну всё! Конец! Оказалось, наши танки подошли, легендарные Т-34. Танковое сражение было недолгим,  минут через 15 все немецкие танки были подбиты и горели, а мы под прикрытием «тридцать четвёрок» пошли вперёд». В наступлении комвзвода Геннадий Гуськов  был 19 дней, а потом получил тяжёлое ранение. «8 декабря мой взвод получил приказ захватить часть немецких окопов, которые преграждали дорогу к Волге. Мы пошли цепью в наступление. Рвались мины, снаряды. До окопа всего сто метров, но какими же они трудными были! Вдруг около меня разорвался снаряд, но не причинил вреда. Я побежал дальше, и вновь около меня разорвался снаряд, затем другой, который меня ранил осколком. Но я продолжал идти вперёд, превозмогая боль в ноге. Потом услышал свист пуль. Тогда я понял, что это  работают немецкие снайперы, охотившиеся за офицерами, о которых нас предупреждали.  Я побежал быстрее, и все-таки снайпер достал меня, я получил ещё  и пулевое ранение в бедро. Но мы уже были в окопе и схватились врукопашную. Только одна мысль была, как выбить врага. После взятия этого окопа ряды наши сильно поредели. Бойцы были без сил. Вскоре к нам подползла медсестра. Когда стала меня вытаскивать, я получил ещё одно ранение в грудь, но свою задачу мы выполнили. За эту наступательную операцию я получил медаль «За Отвагу» и звание старшего лейтенанта». Потом в жизни Гуськова был медсанбад и тыловой госпиталь в Саратове, где тяжело раненный командир лечился почти полгода.  Сколько страданий и боли он перенёс – это нужно рассказывать отдельно. Вернувшись в строй, Геннадий Вениаминович оказался в запасном полку, где находился до окончания Курской битвы. ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ФРОНТ «В сентябре 1943 года нас посадили в эшелон и привезли в воронежские леса. 17 сентября  я попал в 110-ю Гвардейскую стрелковую дивизию 5-й  Армии 2-го Украинского фронта,  в 310-й Гвардейский полк командиром пулемётного взвода», - рассказывает подполковник Гуськов. К тому времени Советскую Армию обеспечили вооружением. В роте было 36 автоматов, 17 ручных и 2 станковых пулемёта. В бой подразделение Гуськова вступило 29 сентября при форсировании Днепра, примерно в 40 км южнее города Кременчуг. Переправлялись наши солдаты на деревянных лодках и видели удиравших немцев на лодках, которые доплыли до песчаного острова, а дальше по мелководью убегали на берег. Ожесточённый бой развернулся километрах в 2-х от берега, возле какой-то деревни. От роты в 135 человек в строю осталось 18 бойцов. Из шести офицеров в живых осталось только двое: Гуськов и командир миномётного взвода. Солдат во взводе почти не осталось. Погибли или были ранены. Пополнение в 20 человек прибыло даже без обмундирования, в той одежде, в которой призвали в армию. Два месяца продолжались наступательные бои. В одном из них ранним утром Геннадий Вениаминович бежал в атаку первым в офицерской форме и стал хорошей мишенью для фашистского снайпера. Пуля прошла навылет слева направо в районе берцовой кости, не задев важных органов, но двигаться он не мог. Его солдаты несли в медсанбад километра четыре на руках.   Последующие 7 месяцев комвзвода Гуськов лечился по госпиталям. Натерпелся столько, что хватит на троих. В госпитале под г. Острогорском Воронежской области ему сделали первую операцию и почти всё тело «упаковали» в гипс. Потом с температурой под сорок возили по госпиталям, но всё везде было переполнено и тяжелораненого не принимали. Так он оказался в Бузулукском госпитале. Началось кровотечение. Геннадий Вениаминович перенёс несколько операций, была угроза ампутации ноги, но, выкачав стакан гноя,  врачи спасли не только жизнь, но и ногу. Медкомиссия признала старлея ограниченно годным к службе в тылу Красной Армии. За боевые подвиги на фронтах войны Г.В. Гуськов награждён орденом Отечественной войны 1-й и 2-й степеней,  медалью «За Отвагу» и другими наградами. ОГРАНИЧЕННО ГОДЕН До 1946 года Геннадий Гуськов служил в частях связи в Белоруссии, в Волынской области вместе со своим отцом. После расформирования части был направлен в Прикарпатский военный округ, в пехоту. Окончательно демобилизовавшись, Геннадий Гуськов уехал к матери в город Луцк Республики Белоруссии, работал по комсомольско-партийной линии. В 1950 году женился на самой красивой сотруднице библиотеки Екатерине Петровне, родом с Полтавы. Через год у них родилась дочь. В октябре 1952 года  молодая семья переехала в Куйбышев. Здесь Г.В. Гуськов три месяца служил в полку связи, потом его перевели в райком партии, но бумажная работа боевому офицеру была не по душе, и он подал рапорт о приёме на службу во внутренние войска МВД. Служил под Архангельском, Новосибирском, куда перевозил и семью. Под Томском строил секретный завод по производству плутония для атомных бомб. СЛУЖБА В МИЛИЦИИ В Куйбышев Г.В Гуськов вернулся в 1957 году, поступил на службу в отдел милиции на Красной Глинке на должность участкового инспектора. Обслуживал территорию 1-го и 2-го кварталов, посёлка Южный.  Работал под руководством начальника отдела Ивана Ефимовича Дзигарь. Он сагитировал Гуськова перейти в уголовный розыск оперуполномоченным. Стаж  Г.В. Гуськова в милиции более 18 лет. На заслуженный отдых ветеран вышел в 1976 году из состава отделения милиции на Мехзаводе в звании майора милиции. За годы службы им и коллегами раскрыты сотни преступлений. Работая в подразделении пос. Управленческий, он лично раскрыл преступление, совершённое в другом районе. Сначала появилась информация о том, что один из жителей «Управы» часто ездит в город. Поскольку человек числился на хорошем счету, Геннадий Вениаминович решил с ним для начала побеседовать. В разговоре милиционер выяснил, что молодой человек познакомился с двумя мотоциклистами, с которыми «гоняет» по Куйбышеву. А ещё новые знакомые хвастливо показывали ему настоящий автомат Калашникова, украденный из класса военной подготовки одной из школ. Недели через полторы после этого разговора в сводках милиции прошла информация об ограблении магазина на 113-м км по дороге на Новокуйбышевск под угрозой автомата двумя мотоциклистами. Поймать их по горячим следам не удалось, а Г.В. Гуськов предоставил руководству полные данные преступников, оставалось их только задержать. Так профилактическая беседа стала «ключом» к раскрытию разбоя. Через некоторое время поступила новая информация о том, что к не очень законопослушному жителю пос. Управленческий, состоящему на учёте в детской комнате милиции, часто приезжает один и тот же парень. Геннадий Вениаминович решил с гостем поговорить. Отвечая на вопросы милиционера, молодой человек признался, что вместе с местным парнем часто ездит в Тольятти, они «гуляют в лесопарке». А примерно неделю назад была сводка из Автограда об изнасиловании и убийстве женщины в лесополосе. В ходе беседы парень «раскололся» и признался в совершении тяжкого преступления. Оставалось задержать его местного подельника. Что и было сделано. Так, не выходя из служебного кабинета, старший оперуполномоченный УР  Г.В. Гуськов раскрыл преступление, совершённое в другом городе. Работая в отделении милиции на Мехзаводе, Г.В. Гуськов в дни аванса и получки на предприятии изменил служебный график, чтобы пресечь преступления, совершаемые в вечернее время. Патрулируя на улицах посёлка, майор Гуськов обратил внимание на двух мужчин: один был худой и высокий, второй – ему до плеча. Взял их на карандаш. Интуиция опера не подвела. Расследуя изнасилование в комнате общежития хлебозавода, потерпевшая так описала нападавших: «Один был высокий, как каланча, и худой, второй – маленького роста». Сообразив, что имеет дело со старыми знакомыми, Г.В. Гуськов тут же отправился на задержание высокого, замеченного в соседнем доме. Тот  прятался от милиции в туалете с ножом в руке. Задержание второго прошло более спокойно. Майора Гуськова хорошо знали почти все жители пос. Мехзавод. Относились с уважением, даже те, с кем он боролся, считали его справедливым. Писали письма из колонии и признавали его правоту. В честь 50-летия Победы герою присвоено звание подполковника милиции. По материалам газеты «Право»
Понравилось? Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

##* *## *#####* *#####* ######### *#####* ##* *## *#######* *#######* ######### *#######* ##* ### ###***### ###***### *****###* ###***### ##* *##* ##* *## ##* *## *###* ##* *## ##* ###* ##* *## ##* *## ###* ##* *## ##* *##* ##* *## ##* *## *### ##* *## #######* ##* ##*## *## ###* ##* ####### ##* ##*## *## *### ##* ###*###* ##* ##*** *## ###* ##* ##* *### ##* *## ##* *## *### ##* *## ##* *##* ##* *## ##* *## *###* ##* *## ##* ### ###***### ###***### *###***** ###***### ##* *## *#######* *#######* ######### *#######* ##* *## *#####* *#####* ######### *#####*
× Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.